Концерт саксофониста Алекс Новиков

Главная страница » Новости » Концерт саксофониста Алекс Новиков

Обожаемые поклонники джаза. Приглашаю вас, провести последние уютные деньки уходящей осенив в городском парке отдыха ЦПКиО, где предлагаю ненадолго скрасить вашу компанию лирикой саксофона.

Одинокий голос саксофона

Сегодня прохладно, безлюдно, пугающе тихо здесь в городском парке отдыха. Листья, раскинутые по земле рукой уходящей осени колышет ветер. Словно радуясь моему вниманию, они кокетничают, перелетая с места на место.

Я взял саксофон, вышел на террасу ресторана, к сцене, повисающей крылом над озером парка. Мои концерты тут редкость. Два, три вечера импровизаций в месяц, изредка меняя программу на популярные композиции по просьбе администратора заведения – худощавого юноши в дешёвом костюме постоянно говорящего по телефону.

Летом, голос моего саксофона был едва различим сквозь гул потока людей, скрип уключин, урчание желудочного сока и дым мангала. По началу, пытаясь взять внимание публики, хотя бы взгляда, я лез вон из кожи. К сентябрю пыл остыл, однако все равно я приходил сюда. Дело было не в деньгах, ресторан платил мало. В этот год мне было особенно одиноко. Любая возможность оказаться с рядом людьми была ценнее монет. Сегодня парк пуст. Утром под зарядивший дождь я позвонил администратору в надежде, что выступление отменят. - Можно начинать, - ежился он, стоя сейчас рядом. - Для кого, - напрасный вопрос - администратор упорхнул, слушая телефон. Подойдя к парапету сцены, я глянул на  отраженье в черной воде. Нелепый человек, в персиковом пальто, саксофоном в руках. В паутине водорослей показалась большая рыба, - Ты пугаешь меня, - прошептала она, вильнув плавником. Начался дождь. Капли размыли отраженье, растворили лето, а вместе с ним сидящих на террасе мачо в фальшивых Rai Ban, кареглазых шатенок играющих языком трубочками коктейля, обрюзгших мамаш, коляски и воздушные шарики.  Аллеи опустели. Качели замерли. Аттракцион закрылся.

Играть не хотелось. Открытый кофр саксофона зазывал убрать инструмент и убраться, наплевав на добрые отношения с администратором. А может правда, да черт с ним!? Впереди зима, сцену снесет ледоход, ресторан унесет вьюга. Я шагнул к кофру и…  может быть послышалось? Обернувшись, я обвел парк глазами. Молодая женщина по другому берегу озера, сидя на лавочке, аплодировала мне. Издали черты лица не читались. Красное пальто, белый берет и голубая сумка. Какая нужда привела такое чудо в сырой и пасмурный парк? Минуты ушедшего счастья, здесь проведенные с безвозвратно ушедшим человеком? А может наоборот желание укрыться от домашнего шума. - Что мне сыграть вам, - улыбнулся я в микрофон. Она промолчала. По контуру сцены зажглись лампы. Разноцветное сияние огней отражалось на клапанах саксофона, в каплях воды слетающих с раструба от звука выбранной мной темы не по осени мажорной тонами. Импровизация давалась легко, удивительно чисто и мелодично. Пожалуй, за все лето я играл так интересно.

К женщине в красном пальто подошёл импозантный мужчина в светлом плаще. Он что-то спросил, сел рядом, укрыл себя и ее огромным зонтом. Они слушали мою музыку глядя на озеро. Вода светилась гирляндами карусели, вертушка кружилась, унося кого-то ржущего лошадью к небу. Мелодия закончилась. Импозантный мужчина поднялся, взял женщину под руку. Они ушли. Ушел и я. Не попрощавшись и не взяв платы. На душе было светло. Дождь утих.

Она стояла у ворот парка. Одна, в красном пальто, белом берете, и синей сумкой в руках. - Здравствуйте, - волнуясь, произнесла моя муза, - можно проводить вас? Капли воды разлитые по асфальту переливались неоновой краской. Мы шли по проспекту. Молча, пока она не сказала – Как жаль светлячков на асфальте. Зима превратит эти капли в лед. - Равнодушный дворник сметет их в сугробы, - засмеялся я. -  Нет, ответила муза, - они только скинут одежды и до весны затаятся в недрах гудрона. Глядя на ее улыбку я только и мог произнести - Вы встретите эту весну со мной?